Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0
 Форум "Русского Крыма"  |   Статистика  |  Обратная связь      
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте

Навигация


Популярные статьи
  • Анонимность и обход блокировок в Интернете: браузер Opera позволяет обойтись без Tor
  • Референдум в Цхинвали – большой шанс Грузии
  • Продолжения популярных франшиз в 2017 году
  • Крымчанам покажут фильм «Любовь в Крыму» с Пореченковым
  • Определены победители всероссийского конкурса «Россия глазами дронов»
  • Крымчан обязали уведомить налоговые органы о счетах зарубежом
  • К апрелю в Крыму расчитывают закончить ремонт семи участков автодорог
  • Подрядчиков ямочного ремонта в Симферополе выберут в конце недели
  • Алуштинские власти ограничили продажу алкоголя на Центральной набережной
  • В Никитском саду зацвела 100-летняя магнолия

  • Наши друзья
    Газета \"Крымское Эхо\"
    «Русское Единство»
    Духовно-патриотический союз \"Новороссия\"


    История
    \"РусскийРусский флаг над Симферополем (9 мая 2009 года)
    \"ДеньДень Победы
    \"КонституцияКонституция АРК
    \"ИсторияИстория Крыма
    \"ИсторияИстория флага России
    \"ИсторияФлаг России (продолжение)
    \"ИсторияФлаг России (продолжение 2)
    \"ИсторияФлаг России (продолжение 3)
    \"ИсторияАндреевский флаг

    Нас поддерживают
    Сателлит журнал о спутниковом ТВ и телекоммуникациях
    {rmlink}

    Редколегия

    Статистика


    ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ПОЛКОВНИКА СТАРИНОВА
    21 августа 2009 | История, Наши Герои | автор: animal22
    ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ПОЛКОВНИКА СТАРИНОВА [В 60-е годы к нему пришла слава мемуариста. Любопытнейшая книга воспоминаний «Мины ждут своего часа» завоевала огромную популярность в СССР, дважды переиздавалась в Чехословакии и 200-тысячным тиражом выходила в Югославии. Илья Григорьевич Старинов — один из авторов шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945».

    ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ПОЛКОВНИКА СТАРИНОВА А в последние годы интерес к мемуарам Ильи Григорьевича подогрело появление «нефантастической повести-документа» «Ледокол» и повествования «День-М» В.Резуна (литературный псевдоним — В.Суворов). Этот напёрсточник от истории в своём сочинении пытается всю вину за развязывание Второй мировой войны возложить на И.В. Сталина, советскую власть и Красную Армию. К счастью, Илья Григорьевич уже на пороге вечности сумел постоять за себя, за своё поколение, за истину.

    Предательство — оружие массового поражения
    — Думали ли Вы, Илья Григорьевич, что на сотом году жизни Вам вновь потребуется мастерство сапёра, чтобы обезвреживать бомбу с весьма коварным устройством, которую подлая рука подложила, говоря словами самого Резуна, под «национальные святыни русского народа, под единственную опору общества — память о справедливой войне»?..

    — Откровенно говоря, нет. Да разве могли мы, поколение победителей, опасаться за своё будущее, завтрашний день страны Советов, если Горбачёв неустанно повторял: «Больше демократии, больше социализма!»? И, воспользовавшись нашей с вами доверчивостью, беспечностью, сдал недругам и социальные завоёвания, и саму страну. В чём ужас предательства? Это оружие массового поражения, на стороне которого неожиданность. Крепость при самом бесстрашном гарнизоне может пасть, если подлость или трусость откроют ворота неприятелю.

    — Автор «Ледокола», ссылаясь на Ваши откровения, «разоблачает» ошибки Верховного Главнокомандующего (будем справедливы — Сталин ошибался не всегда), абсолютизирует недостатки и отметает достоинства общественного строя, бросает тень на нашу трагичную и прекрасную историю.

    — Пускается во все тяжкие: фальсифицирует, лжёт, искажает мои воспоминания, домысливает…

    — Давайте, Илья Григорьевич, как говорят юристы, восстановим эпизоды в части, вас касающейся. Ведь изменник 15 раз цитирует «Мины ждут своего часа» (М.: Воениздат, 1964). В частности, на страницах 135–136 его пасквиля дана характеристика «главного диверсанта Красной Армии» Старинова. Что в ней соответствовало действительности, а что привнесено лукавым писарем? (Здесь и далее цитируем книгу В. Суворова «Ледокол. Кто начал Вторую мировую войну?». М.: ACT, 2000).

    «Пусть скромное звание полковника не смутит читателя. Это был полковник особого рода и профессор особых наук. С первых дней войны полковник Старинов будет действовать, имея в кармане предписание наркома обороны маршала С.К. Тимошенко и подчиняясь только ему. Вскоре он займёт пост заместителя главкома партизанского движения по диверсиям, т.е. станет главным диверсантом Красной Армии. Старинов станет лидером гигантской армии советских диверсантов совсем не случайно, у него были на то соответствующие данные и бурная диверсантская биография».

    — Один из методов, которым Резун злоупотребляет в своих сочинениях, можно назвать методом смещённого времени. Господин «исследователь» в угоду собственной версии произвольно меняет последовательность событий, поворачивает вспять реку времени, перевирает детали, стечение обстоятельств возводит в ранг закономерностей.

    — Вы совершенно правы. В приведённом отрывке из «Ледокола» ряд неточностей. Во-первых, полковником я стал в 1938 году, а профессором лишь в 1984-м. Маршалу Тимошенко я был лично подчинён с октября 1941-го по первую половину 1942 года, в период боёв на Юго-Западном фронте. Это во-вторых. Должности заместителя главкома партизанского движения по диверсиям в природе не существовало. Накануне войны и с начала боевых действий я служил в Главном военно-инженерном управлении Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). Это в-третьих…

    — Не много ли ошибок для одного абзаца?

    — В том же абзаце упоминается фамилия моего водителя Шлегера, немца по национальности. Из этого факта Резун делает далёко идущий вывод. Мол, вторгшись в пределы Германии, террорист Старинов будет иметь под рукой водителя-переводчика. Увы, обрусевший немец Шлегер не мог быть толмачом, так как языка своих предков он практически не знал. Немецким и испанским я сам владел достаточно сносно и мог объясняться без посредника. Стало быть, ещё одна ложная посылка об агрессивных планах Красной Армии отметается.

    — К сожалению, среди авторов мемуаров, на которые ссылается «историк» с Темзы, оказалось мало долгожителей…

    — Смещая во времени факты и детали моей биографии, Резун создаёт образ эдакого кровожадного маньяка, «профессора преступных наук», которому по сердцу гибель мирных людей. Взяться за оружие нас вынудил агрессор — фашистская Германия. Это неопровержимый, хрестоматийный факт.

    — Я обратил внимание на другой способ резуновской подделки лжи под правду. Это намёк. Фальсификатор выстраивает перед читателями череду тенденциозно подобранных фактов и лёгкими, полупрозрачными намёками подводит читателей к очевидному, «единственно возможному выводу»… Схватил «проницательный» читатель такую «наживку-полуправду» и стал невольным единомышленником изменника. Пусть формально, но стал.

    — На той же 136-й странице прочтёте обо мне: «Итак, этот матёрый диверсантище появляется 21 июня 1941 года прямо в районе тех самых брестских мостов, которые имеют столь важное значение для обороны советской территории. Какая удача! Стоит этому человеку поработать на мостах пару часов, и тогда в случае германской агрессии нужно будет просто нажать кнопку… Но оборонительные приготовления не интересуют Старинова, как не интересуют всех вышестоящих командиров. Зачем же его отправили на границу? Официально — на учения. Но, прибыв в Брест, Старинов узнаёт, что учения — это только предлог. Учения отменены (а может быть, и не планировались вовсе). Если не учения и не подготовка обороны, то что же диверсанту такого ранга делать на самой границе?»

    — Вот логика фальсификатора. Если полковник инженерных войск командирован в район Бреста, то, надо полагать, оказавшись там, он займётся минированием мостов, по которым могли переправиться на наш берег немецкие танки. А если красноармейцы мосты не заминировали, то, стало быть, сами намеревались пересечь Западный Буг. Следовательно, Красная Армия готовила вторжение.

    — Лихо! Только к тем мостам я никакого отношения не мог иметь. Да и в Бресте-то побывал только после победы, в 45-м. О фашистском вторжении я узнал в штабе 4-й армии, дислоцированном в Кобрине. Естественно, учения отменили. Условный противник на наших штабных картах в одночасье превратился в зловещую реальность. И каждый офицер, каждый честный гражданин в тот момент думал, как лучше применить свои знания, опыт и силы, чтобы отвести беду от родного порога. С 26 июня 1941 года я уже возглавлял одну из оперативно-инженерных групп на Западном фронте, прикрывая Московское стратегическое направление.

    — А вот следующую ситуацию Резун воспроизводит зеркально, один к одному: «Глупое создавалось положение. Когда мы соприкасались со слабыми армиями относительно небольших государств, наши границы действительно были на замке. А когда нашим соседом стала фашистская Германия, инженерные оборонительные сооружения вдоль границы оказались заброшенными и частично даже демонтированными» («Мины ждут своего часа». С. 176).

    — Говорят, что полбуханки хлеба — всё хлеб, но полуправда — уже не правда… Слова мои здесь переданы точно, но этот куцый отрывок не объясняет смысла сказанного. Подобное цитирование — попытка прервать говорящего на полуслове. Ответ даёт глава, в которой я рассказал о подготовке СССР в 20-х — начале 30-х годов к партизанской войне.

    Эта крупномасштабная акция проводилась по инициативе М.В. Фрунзе. На границах с сопредельными западными государствами были созданы мощные полосы обеспечения, представляющие собой систему инженерных и минно-взрывных заграждений. В западных районах Советского Союза все мосты были подготовлены к взрывам. Команды охраны мостов были обучены подрывным работам и готовы были поднять их на воздух. К концу 1929 года только в Киевском военном округе было подготовлено 60 подрывных команд численностью 1400 человек. Они были снабжены 1640 сложными зарядами, десятками тысяч зажигательных трубок, приводившихся в боевое действие практически мгновенно. На этом угрожаемом направлении сформированы железнодорожные заградительные батальоны, в задачу которых входило полное разрушение крупных железнодорожных узлов в случае отхода…

    Советская полоса обеспечения постоянно совершенствовалась. В случае прорыва противником этой системы заграждений и углубления на нашу территорию за спиной агрессора мгновенно открывался партизанский фронт. Таким в общих чертах был план, замысел отражения агрессии извне.

    С приращением в 1939–1940 годах территории СССР и перемещением наших западных границ (военно-политические последствия освободительного похода РККА требуют отдельного разговора) прежняя инженерно-заградительная полоса оказалась в тылу. Понятно, что наши усилия в то время были направлены на обустройство и упрочение новых рубежей. Оставшиеся на старой границе укрепрайоны, партизанские базы, оборудование, система коммуникаций приходили в негодность.

    Об этом недальновидном отношении к оборонительным узлам я докладывал вышестоящим командирам и начальникам, но безрезультатно. В высших эшелонах военно-политического руководства возобладал революционный наступательный порыв: «Бить врага малой кровью на его же территории». Оборонительные варианты защиты Отечества не были в почёте, «оборонцев» в военных кругах презирали…

    Оборонец — фигура ущербная
    — Поэт-фронтовик Евгений Долматовский в документальной легенде «Зелёная брама» передал состояние умов личного состава РККА предвоенных лет. «Представьте себе политзанятия, — пишет поэт, — ну, скажем, в 1940 году. Политрук или там командир взвода говорит о возможности нападения врага и притом напоминает, что поскольку мы недостаточно вооружены, поскольку вообще, как поётся в песне, «мы мирные люди», то не исключено, что в случае войны придётся отступить на тысячу километров, чтобы оборудовать где-то в глубине страны непреодолимый рубеж, закрепиться на нём, а потом уже перейти в наступление. Да его бы за сумасшедшего сочли, а то и хуже — за пораженца! Его бы и слушать не стали…»

    — Сама мысль об обороне, пассивной форме борьбы, в предвоенные годы воспринималась как кощунственная. Сценарий настоящей схватки с врагом представлялся таким образом. Короткое приграничное сражение, в котором наша армия остановит агрессора, а затем контратакует и разобьёт его. Первый параграф временного полевого устава РККА 1938 года гласил: «Всякое нападение на социалистическое государство рабочих и крестьян будет отбито всей мощью Вооружённых Сил Советского Союза, с перенесением военных действий на территорию напавшего врага». Псевдоисторик Резун представил планируемый нами контрудар, удар-возмездие, как приготовление к агрессии. Чудовищная ложь! Об обороне предпочитали помалкивать ещё и потому, что общество и армия кровоточили свежими ранами репрессий. Вернувшись из Испании, я не застал в живых многих своих знакомых… Ни один из диверсантов-подпольщиков, которых я готовил к партизанской войне, в живых не был оставлен.

    Правда, вынесенные из советско-финской войны горькие уроки заставили руководство РККА пересмотреть отношение и к обороне, и к минно-взрывным заграждениям, инженерным войскам в целом. Но времени для исправления ошибок оставалось крайне мало. Вот почему в столь мизерном количестве в предвоенные годы выпускались мины замедленного действия, радиоуправляемые мины, мины-ловушки и другие. Будем объективны: ни одна из стран, принимавших участие во Второй мировой войне, не избежала ошибок в выборе и выпуске той или иной боевой техники и вооружений.

    «Ледокол» даёт течь
    — У автора «Ледокола» иное объяснение наших неудач первого периода Великой Отечественной войны. Увлечённая-де тайной подготовкой к броску в Европу, Красная Армия проявила беспечность. Вот как препарирует Резун фрагмент из Вашей книги «Мины ждут своего часа»: «Накануне войны никто в Красной Армии не думал о заграждениях, все думали о преодолении заграждений на территории противника. Вот почему под прикрытием сообщения ТАСС от 13 июня на западной границе появились (тайно) советские маршалы и ведущие эксперты по вопросам разграждений. Вот Маршал Советского Союза Г. Кулик (тайно прибывший в Белоруссию) разговаривает с полковником Стариновым, который тогда был начальником отдела заграждений и минирования Главного инженерного управления РККА: «Миноискатели давай, сапёр, тралы давай!».

    А ведь маршал о германской территории говорил: на советской территории уже все мины обезврежены и заграждения сняты. Да и расположение своих мин известно, их можно обезвреживать без миноискателей. Вот что пишет маршал дальше: «Нет, не так назвали ваш отдел, как надо. Надо бы его в соответствии с нашей доктриной назвать отделом разграждения и разминирования. Тогда и думали бы иначе. А то заладили: оборона, оборона… Хватит!»

    — И этот фрагмент из книги Резуна свидетельствует о том, что наш оппонент пребывает в плену собственной навязчивой гипотезы: Красная Армия — агрессор, инициатор Второй мировой войны. Думали и об укреплении новой границы, на которой, кстати, ежедневно работали почти 140 тысяч человек.

    На советской территории минные поля были сняты лишь в полосе обеспечения укреплённых районов, вдоль старой границы, так как в тылу они представляли опасность для собственных войск. На новых рубежах в силу известного дефицита средств и времени мы не смогли создать нового «минного пояса».

    И ещё одна существенная деталь, которой Резун намеренно искажает смысл нашего разговора с маршалом. Наступательная риторика Кулика — не более чем дань нашей предвоенной доктрине, но никак не агрессивность. Земли, соседствовавшие с нами в то время на западе, принадлежали не Германии, а Польше. Оккупированные территории, которые рано или поздно нам (других сил просто не было) пришлось бы освобождать от фашистов.

    Ледокол — это громко сказано: плотик, «свитый из сплетен и лжи», — вот на чём дрейфует в водах холодной войны господин перебежчик. Мы с вами подвергли экспертизе маленький участок информационного поля, заминированного злоумышленником, чтобы скрыть от потомков историческую правду. Если рассмотрение частной проблемы — инженерного обеспечения обороны СССР накануне войны с гитлеровской Германией — вскрыло столько искажений действительности, то сколько же всего их на страницах книг Резуна?!

    — Оказывается, Илья Григорьевич, внимательное прочтение мемуаров приводит к прямо противоположным выводам, чем те, которые пытался сфабриковать юный власовец Резун. При столкновении с истиной «Ледокол» даёт гибельную течь…

    ***
    ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ПОЛКОВНИКА СТАРИНОВА После публикации в газете «Советская Россия» (1 августа 2000 г.) беседы с почётным чекистом и мемуаристом И. Стариновым мы получили с Ильёй Григорьевичем десятки одобрительных откликов по поводу полемики с автором скандально известного «Ледокола» и «Дня-М» В. Резуном-Суворовым. Актуальность спора пятилетней давности, судя по нашей почте, не исчезла. Напротив, читатели рекомендуют возвращаться к узловым аспектам принципиальной дискуссии с фальсификатором Великой Отечественной войны. Не стану касаться самой почты — она заслуживает отдельного разговора. Но главные идеи, высказанные читателями, перечислю.

    «Наше непротивление злу, насаждавшемуся во время «перестройки» зарубежными и доморощенными пасквилянтами, позволило не только ревизовать историю Родины, но и лишить победителей всех завоеваний 45-го года» (А. Парменов, Орловская обл., Ю. Сорокин, г. Омск, В. Оточкин, С.-Петербург).

    «Такое впечатление создаётся, что российские издательства, балуя Резуна массовыми тиражами, трудятся под девизом: «Книгу предателя — в каждую семью!» Куда смотрит закон?..» Ветеран оборонного комплекса В.А. Лисенков (Москва).

    «Резун, подлая душонка, намеревается въехать на белом, а точнее, на троянском коне в нашу историю. Лёгковерных надо оберегать от тонких психологических ходов этого фальсификатора. Скверно, что и телевидение российское его привечает… Но крупнейшим военным авторитетам и историкам не дают слова…» Так возмущались офицер В. Страхов (Новосибирск) и библиотекарь из Мариуполя Р.Н. Азарова.

    «Патриотическая печать определённо должна выступать единым фронтом против предателя», — призывал наших коллег военком из Подмосковья С. Горохов.

    «Иудиными сребрениками фальсификатор вдохновлён и социальным заказом реваншистов, — констатирует кандидат философских наук С. Порохин с Урала. — Три кубометра почты от бывших германских солдат и офицеров получил Резун. А поборники исторической правды уж точно получат больше. Не останавливайтесь на достигнутом. Боритесь за истину».

    «Борьба с клеветой и есть тот последний и решительный бой, который ведёт поколение Победы в лице И.Г. Старинова с чёрными силами и их подручными типа Резуна, покойного Волкогонова идр. Надо нам продержаться до подхода молодых патриотических сил. Доброго здоровья и долгих лет жизни, дорогие фронтовики!», — откликнулся Б. Халилулаев (г. Хасавюрт).

    В письмах из Гомеля и Ростова, Адлера и Старого Оскола незнакомые люди рекомендовали темы выступлений, которые, по их мнению, отражены в отечественной историографии.

    Кандидат исторических наук, участник Великой Отечественной войны Н.Ф. Туритов (Москва) предложил приоритетные проблемы для публичного обсуждения:

    • «День-М» о мнимой агрессивности РККА;

    • Превосходство советской военной школы;

    • Преимущества советского строя;

    • Состязание экономик воюющих стран;

    • Объективное освещение противоборства спецслужб в 1941–1945 гг.

    На последнем тезисе фронтовика мне бы хотелось остановиться подробнее. Продолжив тему, увы, уже без Ильи Григорьевича…

    Ода «рыцарям удавки и кинжала»
    В главах «Почему Сталин не верил Рихарду Зорге» («Ледокол»), «О третьем стратегическом эшелоне» («День-М») «скромный собиратель цитат», как назвал себя Резун, демонизирует чекистов, прикрывавших-де агрессивные планы Советского Союза. А немецкие спецслужбы, по его версии, — наивные жертвы коварной азиатской политики русских. На фоне такой апологетики «рыцарей удавки и кинжала» бледнеют даже мемуары гитлеровских вождей РСХА — Главного имперского управления безопасности. Ни характер задач, ни состав, ни оснащённость спецслужб рейха не свидетельствовали об их оборонительной тактике.

    Шеф зарубежной разведки В. Шелленберг в своих мемуарах откровенно рассказал о сути СД и СС, их роли в подготовке и развязывании войны против СССР. «Совещание состоялось в первой половине июня (1941 г. — Прим. автора).На нём кроме отдельных специальных докладов были сделаны сообщения, в общих чертах освещавшие оперативные планы войны с Россией… Канарис и Гейдрих затронули специальные вопросы тесного взаимодействия, «чувство локтя» между частями полиции безопасности, СД и так называемыми «охранными частями» военной разведки».

    И далее: «Через несколько дней я с Гейдрихом, — вспоминал Шелленберг, — явился на доклад к Гиммлеру. Нужно было обсудить меры по борьбе с русской разведкой».

    Не секрет, что руководство Советского Союза часто экономило на внешней разведке, ограничивая её жёсткими финансовыми рамками. Но «самая недорогая разведка в мире» творила чудеса. Её «секретным оружием» во все времена были люди — кадровые работники, самоотверженные, забывавшие о себе и семьях, отдававшие себя «ненормированной» службе и долгу беззаветно. И эти известные и безымянные разведчики делали всё возможное и невозможное, чтобы советское правительство не оставалось незрячим в самые ответственные периоды войны.

    В 1941 году, когда наша разведывательная работа во многих странах только становилась на рельсы военного времени, основную тяжесть по добыче информации несла «легальная» резидентура в Англии. Она состояла всего из четырёх оперативных работников (к 1944 году их стало 12), резидентом был назначен А.В. Горский. Резидентура обеспечила Кремлю доступ к секретным документам военного кабинета Англии, к переписке Черчилля с Рузвельтом и другими главами правительств, министра иностранных дел Идена с послами, к информационным сводкам английской разведки. Среди агентов была знаменитая кембриджская «пятёрка». Очень ценные источники имелись в эмигрантских кругах в Лондоне. Они держали нашу разведку в курсе переговоров Черчилля и Идена с польским эмигрантским правительством, с югославским королём Петром и премьером Шубашичем, чехословацким президентом Бенешем. Подсчитано, что лондонская резидентура в начальный период войны добыла приблизительно 8 тыс. документов по политическим вопросам, 127 — по экономическим, 715 — по военным, 51 — о деятельности разведорганов Англии и других государств.

    Начальный период боевых действий на советско-германском фронте проходил при явном преимуществе фашистской разведки. В. Шелленберг отмечал: «Большого успеха мы добились, когда нам удалось подключиться к каналам радиосвязи центрального аппарата русской разведки в Москве. Здесь мы повели широко задуманную радиоигру в целях дезинформации противника… Потери, понесённые Советами в людях, времени и средствах, были довольно ощутимыми. Я припоминаю, что в ходе этой радиоигры мы сумели «перевернуть» свыше шестидесяти русских радиостанций».

    Результативность этой многоходовой комбинации предопределена не только совершенством радиотехники, оперативной дерзостью абвера, но и потерями советских спецслужб, которые они несли ещё до начала Великой Отечественной войны. В 1940 году на закрытом заседании Верховного суда нарком Ежов заявил, что он «почистил 14 тысяч чекистов».

    Руководители разведки Берзин, Шпигельглас и другие репрессированы, агентурно-оперативные силы разведуправления Генштаба и Иностранного отдела (ИНО) НКВД понесли большие потери. Потребовалось немало времени, материальных и финансовых затрат, чтобы уже в войну восстанавливать потенциал спецслужб, подорванных сталинской чисткой.

    По словам начальника разведки военных лет Павла Михайловича Фитина, «в 30-е годы сложилась обстановка недоверия и подозрительности ко многим чекистам, главным образом руководящим работникам не только центрального аппарата, но и резидентур Иностранного отдела за кордоном. Их обвиняли в измене Родине и подвергали репрессиям… В течение 1938–1939 годов почти все резиденты ИНО за кордоном были отозваны в Москву и многие из них репрессированы».

    Десятки агентов остались без связи, им было выражено — пусть и в косвенной форме — политическое недоверие. Поток информации стал заметно иссякать, но и то, что докладывалось, в Кремле воспринималось с недоверием: «дезинформация», «идёте на поводу у буржуазных разведок», «подыгрываете провокаторам войны и троцкистам». В обезлюдевших резидентурах царили неопределённость и тревога, вызов в Москву воспринимался как приговор. Дезориентировала оперработников и самоуверенная позиция Сталина и Молотова: в ближайшие годы войны не будет, гарантия этого — советско-германский пакт о ненападении, «канализировавший» гитлеровскую агрессию на Запад.

    И всё-таки, несмотря на постоянную угрозу немотивированной расправы, ослабленная, поредевшая разведка продолжала направлять в Центр объективную информацию. Вот небольшая сводка разведсообщений, направленных в Москву из «легальных» резидентур, только по обстановке в Восточной Пруссии: «9.08.40. Немецкие офицеры и солдаты в Мемеле изучают русский язык, практикуются в русской разговорной речи, особенно по технике допроса военнопленных».

    «Август 1940 года. В Восточной Пруссии наблюдается повышенная военная активность, ведётся строительство вспомогательных военных объектов, идёт интенсивный контроль за пассажирами, направляющимися в глубь Германии по железной дороге».

    Фронты без флангов
    Каким тайным и явным силам противостояли советские чекисты? В годы Великой Отечественной войны против Советского Союза действовало свыше 130 разведывательных, диверсионных и контрразведывательных команд и групп абвера и СД. Более 60 школ вели подготовку шпионов, диверсантов и террористов. Командование ВВС Германии предоставило в распоряжение разведки 200-ю боевую эскадрилью для заброски агентов в тыл Красной Армии.

    Немецким руководством были созданы четыре спецгруппы, разделившие между собой фронт по географическому признаку: А — Прибалтика, Б — Смоленск, Москва, В — район Киева, Д — Южная Украина.

    В группы включалось 1000–1200 человек, в том числе — 350 эсэсовцев, 150 водителей и механиков, 100 членов гестапо; 80 сотрудников вспомогательной полиции (как правило, набирали на месте), 130 сотрудников полиции порядка, 40–50 работников уголовной полиции и 30–35 сотрудников СД. Плюс переводчики, радисты, телефонисты, управленцы, 10–15 женщин. Руководящий состав — из гестаповцев, СД и уголовной полиции.

    В инструкциях, определяющих круг обязанностей этих головорезов, стояли задачи «устранения комиссаров, евреев, партизанских банд». Как управлялись палачи на оккупированных территориях СССР, говорит отчёт генерала СС фон Гонтберга об операции «Контбус»: «…Убито противника — 4500, убито подозреваемых в принадлежности к партизанским бандам — 5000, убито немцев — 59, изъято оружия — 492 винтовки».

    Менее 500 трофейных винтовок на 9500 убитых — не о том ли говорит цифра, что эсэсовцы отнесли к «партизанам» всех русских крестьян, встретившихся им на дороге?.. Карательные акции, понятно, проходили под прикрытием вермахта. Немецкая армия снабжала оперативные группы горючим, продовольствием, средствами связи и транспортом. Основными формами подрывной деятельности гитлеровских секретных служб были шпионаж, диверсии и террор, информационная агрессия. Главная цель их атак — подрыв боеспособности РККА. Из общего количества заброшенных на нашу территорию вражеских агентов непосредственно в зону действующей Красной Армии в 41-м направлялось более половины оперативного состава, а в 44-м — свыше 80%.

    «Каждая группа насчитывала 25 (или более) человек, — говорил руководитель абвера адмирал В. Канарис. — Во главе этих групп стояли немецкие офицеры. Группы использовали трофейное русское обмундирование, военные грузовики и мотоциклы. Они должны были проникать в советский тыл на глубину 50–300 км перед фронтом наступающих немецких армий, с тем чтобы сообщать по радио результаты своих наблюдений, обращая особое внимание на сбор сведений о русских резервах, о состоянии железных и прочих дорог, а также обо всех мероприятиях, проводимых противником».

    Диверсионно-разведывательные группы нарушали управление советскими войсками и органами тыла, убивали командиров и политработников РККА, совершали идеологические диверсии против населения прифронтовой полосы.

    Так, во время наступления немцев на Северном Кавказе три группы диверсантов из дивизии «Бранденбург-800», переодетых в форму красноармейцев, проникли в наш тыл. Одна группа взорвала мост в районе Минеральных Вод, мешая отходу советских частей. Другая группа захватила мост в районе Пятигорска и удерживала его до подхода танковой колонны. Третья устроила затор на мосту в Майкопе…

    В район нефтепромыслов Грозного был выброшен диверсионный отряд лейтенанта Ленге численностью 25 человек для захвата завода. При спуске на парашютах отряд был обстрелян и свою задачу не выполнил. Часть парашютистов захвачена…

    Чекистами и бойцами подразделений НКВД, укомплектованных пограничниками, с начала войны до ноября 1942 года в Грузинской ССР было захвачено 18 фашистских разведывательно-диверсионных групп (91 агент), в Азербайджане — 6 групп (27 агентов), в Дагестане — 7 групп (19 агентов).

    Из 19 групп (115 агентов), заброшенных «Цеппелином Зюйд» в 1943 году в советский тыл, 15 были ликвидированы раньше, чем они приступили к выполнению своих грязных заданий.

    ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ПОЛКОВНИКА СТАРИНОВА 10 тысяч провалов
    «Необозримые просторы России, — писал В. Шелленберг, — позволяли нашим агентам месяцами колесить по стране, не обнаруживая себя». Одному агенту, поставлявшему интересную информацию германскому командованию, даже удалось проследовать с русским военным эшелоном до Владивостока.

    В ночь на 3 и 6 мая 1944 года на территорию Жилокасинского района Гурьевской области «Цеппелин» выбросил 14 диверсантов во главе с изменником Родины А. Тлеумагамбетовым. Группе поручили ряд диверсий, в том числе взрыв одного из участков нефтепровода Гурьев — Орск. 13 мая опергруппа УНКГБ Гурьевской области с помощью местных жителей организовала преследование диверсантов, а 20 мая с лазутчиками было покончено.

    Как вспоминает генерал-майор авиации И.М. Чупров, пограничная авиация за время Великой Отечественной войны осуществила 1572 вылета с общим налётом 2630 часов. Авиаторы неоднократно вылетали для розыска бандитских формирований, проникших в наш тыл, вступали с ними в бой и уничтожали всех до единого! Так, в июле 1943 года на участке одного из погранотрядов Туркменского округа удалось задержать около 300 бандитов.

    А всего, по данным В. Коровина, на освобождённой советской территории в 1944 году чекистами было обезврежено свыше 10 тысяч фашистских лазутчиков. Наши разведчики проникали в борисовскую, гомельскую, каунасскую, полтавскую, смоленскую и другие разведшколы врага, успешно подготовили и провели около 80 широкомасштабных операций. К примеру, в результате радиоигр советской военной контрразведки за вторую половину 1943-го и четыре месяца 1944 года на подставленные чекистами адреса пришли 41 шпион и диверсант, сброшено 2 миномёта, 12 пулемётов, 45 автоматов, 106 винтовок и револьверов, 214 противопехотных мин, 11 радиостанций. У вражеских лазутчиков изъято более 3 млн рублей, большое количество чистых бланков различных фиктивных документов, печатей, штампов.

    Если говорить на языке спортивных комментаторов, то в состязаниях спецслужб чекисты одержали убедительную победу. «Информация, добываемая советскими разведчиками в годы Второй мировой войны, — писал шеф ЦРУ А. Даллес, — содействовала военным усилиям Советов и представляла собой такого рода материал, который является предметом мечтаний для разведки любой страны».

    К мнению профессионала, хоть он и не принадлежал к числу друзей Советского Союза, стоит прислушаться.

    25 августа, 2005 | Владимир Давыдов
    http://www.psj.ru/saver_national/detail.php?ID=5939
    Комментировать |  | Обсудить на форуме

    • 100
     
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • "Для американцев Вторая мировая началась в июне 1944-го"
  • Военные учения теперь будут проходить под строгим надзором Януковича
  • Минобороны России назвало количество советских военных, погибших в немецком плену
  • Жириновский: мы Латвию не завоевывали
  • Иран будет требовать компенсации за убытки, нанесенные ему во время Второй мировой войны
  •  


    » Информация
    Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 7 дней со дня публикации.
     


    Важное
    \"\" Отправить письмо Президенту России
    \"\" Памятка водителям, участвующим в автопробеге

    Онлайн ТВ
    Средний танк Т-34
    Пикирующий бомбардировщик ПЕ-2

    Дорогами Победы
    Феодосия, Белогорск, Евпатория, Симферополь
    Алушта
    Джанкой
    Керчь
    Армянск
    Долгоруковская яйла

    Опрос
    Русскоязычную половину Украины снова обманули и предали. Против них и власть и оппозиция. Готовы ли вы отстаивать свои права более радикальными способами, чем мирные протесты?

    Да
    Нет


    Погода

    влажн.:

    давл.:

    ветер:

    влажн.:

    давл.:

    ветер:

    влажн.:

    давл.:

    ветер:

    влажн.:

    давл.:

    ветер:

    влажн.:

    давл.:

    ветер:


    Календарь
    «    Март 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 

    {T_LINK}
    Счетчики

    free counters



    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2010 RusCrimea.org Design by DLETemplates.com © 2008